Распечатать

Третья сила – от первого лица (круглый стол с участием А.Сушкевича)

22 ноября 2005

Информкурьерсвязь № 11, 2005

Третья сила – от первого лица

В начале темы номера мы, опираясь на «третью силу» рынка, составили полушутливые проекты требований, инструкций, рекомендаций… Однако остались вопросы, которые стали предметом серьезной дискуссии: роль системных интеграторов в инфраструктуре рынка; влияние конвергенции технологий и услуг на самих интеграторов; оценка эффективности работы интеграторов и расценки на эти услуги; взгляд на «собственный» рынок и попытка спрогнозировать его развитие. «Третья сила» ИКТ-рынка неоднородна – соответственно, и мнения неоднозначны. Тем не менее в каждой из ее «граней» накоплен определенный опыт, позволяющий делать выводы.

 Энвижн ГрупСферы влияния: от строительства сети до 24 часов в сутки

«ИКС»: Какие сферы деятельности оператора, на ваш взгляд, более всего нуждаются в привлечении системного интегратора?


М. ГАРУСЕВ: Это в первую очередь развертывание сети. Именно в этой области в последние годы по России был осуществлен ряд очень капиталоемких проектов. Поставка, монтаж и запуск магистрального сетевого оборудования – вот специфика системной интеграции в области связи. А если говорить о других направлениях системной интеграции, то телеком-компании как клиенты мало отличаются от других сфер экономики – им тоже, например, нужны поставки серверов, общесистемного ПО и т.п.

В. КОРНИЕНКО: Системный интегратор привлекается оператором для создания, поддержки и эффективного использования телекоммуникационной инфраструктуры. Востребованы решения, направленные на рост эффективности работы и повышение капитализации предприятия, такие как OSS и BSS, Data Warehouse (единый стандарт хранения данных, позволяющий достаточно просто формировать отчеты и проводить анализ процессов на предприятии). Успех на рынке определяется качеством сервиса и предоставляемым набором услуг. Здесь актуальны решения, обеспечивающие мультисервисность сетей связи.

Валерий ФОМИН: Разработка концепций, внедрение, сопровождение и дальнейшее развитие систем. Для этого нужно знать бизнес заказчика и иметь методологии, позволяющие внедрить системы, удовлетворяющие требованиям бизнеса. Предпочтение следует отдавать системному интегратору, имеющему международный опыт.

Антон СушкевичА. СУШКЕВИЧ: Практически это все области деятельности оператора. Отмечу лишь, на мой взгляд, основные. Во-первых, услуги системного интегратора требуются именно в интеграции, поскольку сегодня информационная инфраструктура оператора, как правило, очень сложна, состоит из разных систем, внедренных в разное время, содержит оборудование и платформы разных производителей. Во-вторых, это внедрение систем управления телекоммуникационными сетями; в-третьих, внедрение сложных информационных систем, таких как ERP, CRM и т.п. И наконец, это создание центров обработки и хранения данных.

Э. ХЕТЕЕВА: Системный интегратор необходим для автоматизации сфер деятельности, которые ранеене являлись для оператора целевыми и в которых он пока не имеет достаточного опыта (внедрение инновационных технологий, таких как IPTV; переход на мультисервисные сети; продажа и продвижение новых услуг на рынке). Проекты внедрения подобных решений становятся комплексными, поскольку затрагивают работу всего предприятия, а не отдельного подразделения или службы.

Ф. БИНДИГ, П. НОВИКОВ: Таких сфер две. Первая – внедрение решений для подразделений, поддерживающих основной бизнес заказчика (back-office): системы документооборота, системы эксплуатационной поддержки (OSS), а также услуги по интеграции всех бизнесприложений заказчика. Успешно внедренные решения для back-office повышают оперативность анализа и принятия решений руководством компании-заказчика и позволяют более эффективно использовать техническую инфраструктуру (оборудование и каналы связи). Увы, но здесь мы еще заметно отстаем от развитых стран, хотя ситуация быстро меняется к лучшему. Вторая сфера – это услуги и новые решения с использованием возможностей, предоставляемых мобильными операторами связи: мобильная парковка и мобильные платежи, мобильная полиция (координаты полицейских машин передаются по SMS и отображаются на карте в режиме реального времени) и т.д. Например, в России мы внедрили ELS – систему управления процессами реагирования на события для дежурных частей милиции и МЧС. Развитие второго направления дает оператору другое преимущество – генерацию нового трафика и выход на новые сегменты рынка. В России данное направление пока еще развито очень слабо, но в этом есть и свои плюсы – шанс внедрить самые последние достижения и выйти на европейский уровень.

Б. ГОЛЬДШТЕЙН: Развитие систем OSS/BSS и внедрение их ключевых подсистем, таких, например, как биллинг, централизованное хранилище информации, учет сетевых ресурсов, provisioning, совершенствование IT-инфраструктуры, внедрение интеграционных платформ и корпоративных порталов.

Л. СТАРИКОВА: Как и в любой отрасли экономики – это прежде всего непрофильные направления деятельности, передача которых на аутсоринг позволит компании сконцентрироваться на основной деятельности. Например, логично передать на аутсорсинг рекламу и PR, что стало традицией в крупных операторских компаниях. Хороший пример – услуги биллинга Onima. Компания «Стек Софт» сдает в аренду программу выставления счетов. Заказчик может не покупать программное приложение,а сразу получать готовые счета по своей статистике. Call Center тоже может принадлежать внешнему поставщику.

М. КОРОТАЕВ: Современный телекоммуникационный или IT-комплекс не может поддерживаться на должном уровне без использования внешних компаний для производства не основных, но при этом высокотехнологичных и высокозатратных специализированных работ. Наибольшую экономию сил и средств при обслуживании программной и аппаратной части комплексов приносит использование аутсорсинговых услуг по поддержке ПО внешними специалистами и потребление услуг специализированных дата-центров. В последнее время дата-центры сами активно предлагают большой спектр услуг по сопровождению программно аппаратных комплексов.

Сегодня системные интеграторы, помимо процесса проектирования и внедрения, все больше внимания обращают на последующее обслуживание внедряемых ими телекоммуникационных и ITкомплексов. Некоторые из них при внедрении IT-комплекса осуществляют даже подбор компаний, предоставляющих аутсорсинговые услуги (сопровождение IT-комплекса, дополнительные услуги дата-центра и др.). Кроме того, в результате «кадрового голода» появились компании, продающие временную работу своих специалистов «на сторону» (в аутсорсинг) и несущие за это ответственность. Компании все больше специализируются на услугах и программных продуктах. В последнее время началась концентрация услуг по обслуживанию ПО и оборудования вокруг дата-центров.

И. КОЛПАКОВ:Крупные долгосрочные проекты, требующие наличия специализированных подразделений, которыми оператор не располагает и организовывать которые в его структуре экономически нецелесообразно (проектные, аналитические службы, испытательные лаборатории, подразделения ВЭД, международная логистика и др.).

Н. ОКЛАДНИКОВ: Те сферы, где собственной экспертизы оператора недостаточно либо требуется «взгляд со стороны» – это оптимизация и а втоматизация бизнес-процессов, информационная безопасность, внедрение технологий и сервисов нового поколения.

А. АЛМАЗОВ: Любые, где есть необходимость в комплексном и системном подходе.

М. АГЕЕВ: До сих пор деятельность системных интеграторов при работе с операторами ограничивалась в основном созданием и поддержкой IT-инфраструктуры и внедрением ERP и других подобных систем, хотя сейчас, в принципе, уровень компетенции системных интеграторов позволяет им работать с операторами на всех уровнях: и OSS, и BSS, и внедрения базовых систем, включая и те проекты, где раньше операторы работали напрямую с поставщиками телекоммуникационного оборудования. Такие попытки уже предпринимаются, и они, на наш взгляд, перспективны, особенно там, где речь идет о решении бизнес-задач верхнего уровня, требующих разнородных компетенций и позволяющих в полной мере реализовать возможности современных конвергентных технологий.

Р. КИОРСАК: Полагаем, что самые востребованные услуги рынка системной интеграции – это поставка программно-аппаратных средств.

А. КАПАЕВ: Обращение к системному интегратору оправданно как при создании новой телекоммуникационной инфраструктуры, так и при модернизации и расширении уже существующей сети. Если оператор заинтересован в получении экспертной оценки оборудования различных производителей, желает знать о всех плюсах и минусах, с которыми столкнется в процессе эксплуатации, рекомендуем обратиться к услугам системного интегратора. Почти все интеграторы одновременно являются дистрибьюторами, что позволяет им предлагать заказчику конкурентные цены.

С. АЛЕКСАНДРОВ: Операторы чаще всего привлекают интеграторов в трех случаях. Во-первых, для создания телекоммуникационной инфраструктуры: построение сетей связи, поставка оборудования, внедрение решений класса OSS/BSS. Во-вторых – для решения задач, не относящихся к основной сфере деятельности оператора: внедрение документооборота, лицензирование программных продуктов и т.д. В-третьих, интеграторы все чаще оказывают операторам услуги по управленческому консалтингу.

С. АНТИМОНОВ: Конечно, поле системной интеграции необычайно широко: это создание комплексных систем (решений) через объединение разных элементов (продуктов) от разных вендоров. Но на этом поле наравне с широкопрофильностью существует и четкая специализация. И результаты деятельности специализированных интеграторов напрямую влияют на общий IT-климат. Одна из важнейших сфер их влияния – решение задач в области информационной безопасности. В частности, решения по защите от вирусов, шпионских программ и спама, а также от других злонамеренных кодов и действий хакеров.

Конвергенция в зеркале системной интеграции

«ИКС»: Как конвергенция технологий и услуг отражается на формах и направлениях деятельности системных интеграторов, на бизнесмоделях партнерства с операторами?

Ф. БИНДИГ, П. НОВИКОВ: Мобильные сервисы являются ярким примером успешного долгосрочного сотрудничества оператора связи и системного интегратора. В отличие от внедрения систем для back-office, направленных на повышение эффективности существующего бизнеса, здесь фактически создается новый, отдельный бизнес – новая услуга и новая группа потребителей. Оператор получает новый трафик, а системный интегратор – плату за создание и поддержку решения.

А. СУШКЕВИЧ: В первую очередь это открывает более широкое поле деятельности как для операторов, так и для системных интеграторов. Появляются новые рынки, причем новые и для нас, и для операторов , очень перспективные и пока никем не занятые. Для нашей компании это выражается, в частности, в том, что мы начинаем активно вводить в линейку решений новые технологии, расширяем свою экспертизу.

Э. ХЕТЕЕВА: В настоящее время меняется бизнес-модель работы самого оператора, которая становится ориентированной на услуги и зависит от конкурентной ситуации на рынке и требований абонентов. Меняются и требования операторов к системным интеграторам. Теперь оператор, рассматривая какоелибо решение, хочет получать дополнительные услуги консалтинга в сфере бизнеса. Результат оказания бизнес-консалтинга должен показать оператору, какую отдачу для развития своего бизнеса он получит при внедрении нового решения. Современный оператор не будет внедрять новые технологии исключительно ради того, чтобы работать по-современному. Он ориентируется на требования современного бизнеса, анализирует спрос на услуги в своем регионе и умеет продавать востребованные услуги. Выбор технологий, обеспечивающих оказание этих услуг, рассматривается во вторую очередь. Учитывая эти факторы, современный системный интегратор должен уметь проводить комплексные проекты, в которых, помимо проработки технической стороны решения, необходимо помогать оператору в решении вопросов обеспечения основного бизнеса – реализации и развитии новых услуг.

Н. ОКЛАДНИКОВ: Интеграторы все более соответствуют своему названию: они все меньше занимаются простыми поставками оборудования и все больше – разработкой и реализацией сложных интегрированных решений. Отношения с заказчиками становятся более долговременными и разноплановыми. Ввиду растущей конвергенции технологий и услуг заказчик предпочитает иметь дело с минимальным количеством исполнителей, лучше всего – с одним, который сможет разработать и построить сеть или систему «под ключ», а затем поддерживать и полностью отвечать за ее функционирование. В противном случае, даже если все подсистемы сами по себе выполнены качественно, проблема «стыков» станет вечной головной болью пользователя.

И. КОЛПАКОВ: Конвергенция технологий заставляет системных интеграторов, так же как и операторов связи, не «почивать на лаврах», а осваивать смежные технологии, совершенствовать структуру предприятия, создавать новые подразделения, заниматься поиском перспективных вендоров, организовывать обучение персонала и т.п. Партнерство с оператором становится при этом более тесным, поскольку «нельзя объять необъятное» – и многие вопросы, которыми оператор когда-то хорошо владел, дополняются смежнымитехнологиями, где помощь интегратора необходима. Примером может служить актуальная сегодня интеграция телевидения в ТфОП и IP-сети. В комплексном решении используются оборудование и технологии, предоставляемые множеством вендоров, и их интеграция требует значительно больших усилий как от оператора, так и от интегратора.

Л. СТАРИКОВА: Конвергенция технологий привела к значительному росту доходов интеграторов и негативной динамике в доходах операторов.

М. ГАРУСЕВ: «Эквант» является оператором и системным интегратором в одном лице, и поэтому сложности конвергенции технологий и услуг отражаются на нас в меньшей степени. Своим клиентам мы предлагаем конвергентные решения по построению корпоративных телекоммуникационных сетей, полностью совместимые с услугами сети «Эквант». Благодаря этому проблем, с которыми нередко приходится сталкиваться другим операторам и интеграторам (например, когда при некачественной связи корпоративной сети клиента с сетями связи общего пользования оператор обвиняет интегратора, интегратор – оператора, а в результате страдает клиент), у нас не возникает.

С. АЛЕКСАНДРОВ: Конвергенция технологий и услуг ведет к значительному усложнению операторского программно-аппаратного комплекса. Поэтому интеграторы сейчас расширяют экспертизу по продуктам, чтобы соответствовать возросшим требованиям. Кроме того, интеграторы должны хорошо разбираться в услугах оператора, чтобы предлагать оптимизированные под них решения. А для выбора наилучшего решения на рынке системный интегратор должен быть мультивендорным.

В. ФИЛИППОВ: Формирование спроса на операторские услуги нового поколения диктует необходимость построения конвергентной и нфраструктуры, позволяющей предоставлять пользователям различных типов сетей (мобильной, фиксированной, WiFi, W iMAX), подключенных с помощью различных технологий доступа, единый набор основанных на IP-технологиях услуг, обеспечивающий широкий спектр видео- и голосовых сервисов. Наиболее оптимальным подходом к решению задачи наращивания номенклатуры операторских сервисов на сегодняшний день признана концепция triple play, которая определяет возможность через единый абонентский порт предоставлять пользователю весь спектр услуг по передаче данных, голоса и видео. Это инновационное направление может быть интересно как операторам фиксированной связи, так и операторам сетей кабельного телевидения. Учитывая возможности, которыми обладают обе эти категории потенциальных владельцев сетей услуг triple play, наиболее перспективными сервисами являются услуги информационно-развлекательного характера. Требования конечных пользователей к качеству получаемых ими сервисов становятся ключевым параметром при определении возможностей и ограничений развития бизнеса конкретной телекоммуникационной компании.

Эффективность и расценки: как оценить? как не переоценить? как не прогадать?

«ИКС»: Каковы критерии оценки эффективности деятельности системного интегратора? Устраивает ли вас уровень расценок на услуги системной интеграции?

А. СУШКЕВИЧ: Для нас критериями оценки эффективности являются совершенно стандартные вещи – деньги, полученные нами за выполненные проекты, и сохранение нормы прибыли, которую мы первоначально закладываем в смету и которая потом не «съедается» нашими собственными ошибками или неправильным планированием. Еще один критерий – так называемые «повторные обращения» наших клиентов, которые возможны только в том случае, когда мы сработали эффективно и полностью устроили заказчика как подрядчик. Говорить о каком-то уровне расценок за услуги системного интегратора в целом, их занижении или завышении было бы неправильно. Есть услуги, стоимость которых уже сформировалась, стоимость других зависит от большого количества факторов, специфики конкретного заказчика. Есть, наконец, методика определения стоимости определенных услуг по критерию время/деньги, которая для всех компаний разная.

Н. ОКЛАДНИКОВ: Основным критерием должны быть изменения в деятельности клиента после окончания работы интегратора: возросла надежность работы всех систем, увеличилась прозрачность бизнеса, стала доступней информация при высоком уровне информационной безопасности, выросла скорость принятия решений, заработали новые услуги, выросли объемы бизнеса и прибыли – деньги потрачены не зря.

При этом проблема состоит не в низком или высоком уровне расценок, а в том, что этот уровень еще не сложился. В каждом случае нужно договариваться отдельно, результат может различаться на порядок. Более стабильны и высоки расценки зарубежных компаний, работающих на нашем рынке. Их можно считать завышенными, в частности на консалтинговые услуги, но это скорее проблема низких цен на трудовые ресурсы на нашем рынке, характерная для страны в целом.

В. КОРНИЕНКО: Критерием оценки эффективности системного интегратора является его деятельность на рынке – успешно реализованные проекты, репутация, прибыльность бизнеса. Не могу сказать, что существуют некие расценки на услуги системной интеграции. Очень часто с помощью системной интеграции заказчики, а особенно это относится к операторам, решают уникальные бизнес- и инфраструктурные задачи. Стоимость работы интегратора в этом случае определяется экономической эффективностью, получаемой заказчиком в результате успешной реализации интеграционного проекта.

Ф. БИНДИГ, П. НОВИКОВ: Критерий, по большому счету, один – это успешность деятельности наших заказчиков. Если мы внедрили решение, которое не только окупилось в краткосрочном плане, но и позволило заказчику значительно увеличить свою долю на рынке при улучшении финансовых показателей, – значит, мы были успешны.

М. ГАРУСЕВ: Главные критерии – срок окупаемости инвестиций, индекс прибыльности, а также качество услуг системной интеграции и сложившаяся на рынке его деловая репутация.

Современный процесс ценообразования в области системной интеграции характеризуется тем, что некоторые клиенты, чтобы сбить цену, все чаще «выматывают» системного интегратора бесконечными тендерами, даже на совсем небольшие проекты. Дошло до того, что уже проводятся электронные торги на предмет приобретения и установки отдельных единиц оборудования. Причем в процессе таких торгов совершенно неясно, кто же на самом деле сбивает цену – то ли это реальный конкурент, то ли сам клиент выступает в роли мифического конкурента, понижая таким образом цену своего интегратора. В результате тендеры выигрывают небольшие неизвестные компании, а у клиента при реализации решения нередко возникают проблемы. Однако тендеры у клиентов часто ведут тендерные комитеты, а решения потом приходится выполнять ITдепартаментам (со всеми полученными трудностями).

Уровень расценок в среднем по рынку – понятие абстрактное, однако можно сказать, что пока доходы российских компаний от услуг системной интеграции ниже по сравнению с аналогичными услугами за рубежом.

М. АГЕЕВ: Критерий оценки эффективности деятельности интегратора – удовлетворенность заказчика выполненным проектом. Добиться этого зачастую бывает очень сложно, особенно в тех проектах, где бизнес-эффект объективно оказывается отсроченным. Что касается расценок, то сейчас услуги системной интеграции весьма востребованы, благодаря чему можно не только финансировать текущие задачи бизнеса, но инвестировать в развитие, что в конечном итоге дает возможность предложить заказчику более совершенные решения.

Р. КИОРСАК: Расценки на сегодняшний день не регламентированы. Это позволяет некоторым игрокам выигрывать проводимые тендеры нецивилизованным способом (занижая реальную стоимость проекта различными методами). Такая ситуация, на наш взгляд, вредит в первую очередь конечному потребителю. Тем не менее системная интеграция в целом – рентабельный бизнес.

А. КАПАЕВ: Мы исходим из того, что информационные и телекоммуникационные системы – прежде всего инструменты управления. Если грамотно использовать предоставляемые такими системами возможности, то отдача будет большая и ощутимая в форме оптимизации взаимодействия между различными подразделениями, сокращения расходов на оплату услуг операторов связи, устранения простоев оборудования и повышения дисциплины персонала. Результат будет выше, если этот инструмент подходит именно вам, так как решение, разработанное для предприятия другого размера или другой отрасли, может «не сработать». Измерить подобный эффект цифрами довольно сложно, поскольку на результат влияет множество разных факторов, но не почувствовать его невозможно. Отдача будет более измерима, если мы говорим о бизнесе оператора связи: в этом случае на этапе проектирования осуществляется бизнес-планирование и после внедрения системы оценивается степень реализации плана.

Что касается расценок на услуги системного интегратора, то следует отметить, что в России исторически не принято платить за консалтинг, а именно эта строка в спецификации является наиболее прибыльной для зарубежных системных интеграторов. В нашей стране консалтинг (за исключением редких случаев внедрения крупных управленческих систем) был и остается бесплатным приложением к услугам системного интегратора.

И. КОЛПАКОВ: Существует много хорошо известных формальных критериев, например окупаемость предлагаемых решений или затраты на одного абонента сети. Мы, конечно, используем их для оценки принятых решений в процессе работы. Однако главным критерием эффективности своей работы считаем многолетнюю успешную деятельность операторов, использующих в весьма сложной экономической и конкурентной обстановке наши проектные решения, поставленное нами оборудование и т.п.

М. ГАРУСЕВ: Оценку рынка в денежном выражении вести неверно ввиду отсутствия понятия «системная интеграц ия» . Однако даже если сложить годовые обороты 30–50 крупнейших интеграторов России, суммы получатся вполне приличные.

Для общего взгляда на отрасль можно также взять оценки государства по IT-отрасли и вычесть из них долю телекоммуникационного сектора. Все остальное можно оценивать как системную интеграцию. Для нас важнее то, что этот рынок устойчив и развивается со средним темпом 15–25\% в год.

С. АНТИМОНОВ: Основными критериями для оценки деятельности интегратора являются уровень качества выполненных работ, время, которое было затрачено на выполнение проекта, степень соответствия полученных результатов реальным ожиданиям заказчика. С учетом текущего уровня конкуренции на рынке информационной безопасности можно говорить о том, что стоимость работ по выполнению системной интеграции является объективной.

И. ТУДЕР: Системный интегратор – это коммерческая компания, и поэтому, конечно, прибыль – один из важнейших критериев его деятельности. Но если все-таки говорить о качественных критериях, отражающих суть деятельности системного интегратора, то это, пожалуй, доля комплексных проектов. Конечно, понятие комплексного проекта тоже требует пояснения. Мы понимаем под этим проект, в рамках которого приходится оказывать услуги из различных областей информационных технологий. Например, IT-консалтинг, проектирование и инсталляция центра обработки данных, проектирование, монтаж и конфигурирование коммуникационной инфраструктуры, интеграция прикладных систем. Ведь именно такие проекты и отражают суть деятельности системного интегратора.

Мне кажется, постановка вопроса должна быть несколько иной. Ведь уровень расценок отражает состояние нашего российского рынка. И, конечно, они позволяют вести бизнес, о чем свидетельствуютуспешные системные интеграторы. Но если все-таки говорить о тенденциях, то важно отметить рост доли интеллектуальных консалтинговых услуг в стоимости решений, что говорит о повышении зрелости нашего рынка.

Прогноз: государство, рынок, человек…

«ИКС»: Ваш прогноз развития российского рынка услуг системной интеграции.

В. КОРНИЕНКО: Российский рынок IT, в том числе и рынок системной интеграции, будет продолжать расти. Этому способствует и развитие государственных программ и концепций в области IT.

IT все больше интегрируются с бизнес-стратегией предприятия и становятся одним из конкурентных преимуществ компании на рынке. В связи с этим растет спрос на консалтинг и IT-услуги, в том числе на услуги аутсорсинга. Мировая тенденция смещения акцентов в сторону сервисов происходит и в России. Аутсорсинг вызывает все больший интерес у руководителей предприятий. Значительное количество сомнений и вопросов находит свои ответы при анализе западного опыта успешных аутсорсинговых проектов, в том числе и IBM. В России растет количество так называемых «ауттаскинговых» проектов, когда на аутсорсинг отдается отдельная бизнес-функция. Компания IBM высоко оценивает перспективы аутсорсинга в России.

Все больше компаний переходят к централизации управления – стандартизации процессов, централизации систем, снижению накладных расходов по управлению и т.д. Многие из них уже достигли этапа тиражирования решений, проверенных в центре, на филиалы. Такая консолидация бизнеса в различных отраслях выведет на новый уровень внедрение и поддержку ERP-систем, их тиражирование на различные подразделения холдинговых структур. Этот процесс характерен для крупных территориально распределенных компаний и касается не только IT-систем, но и корпоративных стандартов, в том числе и в области бизнес-процессов.

Углубится отраслевая специализация продуктов и решений. От типовых решений, годящихся для любой отрасли, компании переходят ко все более глубокой индустриальной экспертизе, стремясь максимально удовлетворить потребности того или иного бизнеса. Создаются специализированные решения для конкретных отраслей.

Рост требований к качеству IT-услуг приведет к дальнейшему укрупнению ключевых компаний, предлагающих полный спектр услуг в отрасли.

Наш рынок растет и продолжает быть привлекательным для западных игроков. Естественно, что появились и становятся все более заметными западные компании или их подразделения, предлагающие IT-услуги. Существует определенная конкуренция между ними и крупнейшими российскими системными интеграторами. Сильными преимуществами западных вендоров являются высокая, проверенная во множестве проектов компетенция и профессионализм специалистов, в то время как дефицит квалифицированных IT-кадров в России по-прежнему серьезно тормозит развитие отрасли. Иногда западные компании привносят на наш рынок совершенно новые решения, не встречая здесь вообще никакой конкуренции. В тех же случаях, когда условия, опыт и компетенция сопоставимы, возможны как равноправная конкуренция, так и сотрудничество, совместные действия в проектах, представляющих взаимный интерес.

М. АГЕЕВ: Российский рынок системной интеграции пойдет по пути специализации – либо горизонтальной (технологической), либо вертикальной (отраслевой). При этом более перспективным нам представляется второй вариант. Одним из следствий такой специализации станет борьба между крупнейшими мировыми «универсальными» поставщиками (такими, как IBM или Oracle) и сравнительно небольшими «нишевыми» компаниями, поставляющими продукты в своей узкой сфере компетенции.

По нашему мнению, рынок будет расти, причем темпы роста могут даже увеличиться. Одной из движущих сил этого роста станет изменение структуры рынка в пользу сложных и по-настоящему «интеграционных» решений верхнего уровня, которые повлекут за собой и рост спроса на «инфраструктурные» продукты. Увеличится и средняя стоимость проектов. Несомненно, возрастут требования к уровню квалификации (а следовательно, и стоимость) специалистов, в них участвующих. В этих условиях в более выгодной конкурентной позиции окажутся компании, научившиеся грамотно управлять своими человеческими ресурсами и оптимизировать их стоимость.

Большую роль, на наш взгляд, по-прежнему будут играть крупные, технологически ориентированные заказчики. Именно через них на российский рынок будут приходить новые продукты и технологии. В то же время на рынке малого и среднего бизнеса мы не ожидаем в ближайшей перспективе бурного роста.

Н. ОКЛАДНИКОВ: Демонстрируемые сегодня темпы роста сохранятся в ближайшие несколько лет. Будет возрастать доля программных продуктов и интеллектуальной добавленной стоимости. Опережающими темпами будут расти «чистые» услуги – технический аудит, консалтинг, аутсорсинг. Рынок, я думаю, тоже будет развиваться довольно «бодрыми» темпами, так как это соответствует общему росту корпоративной культуры управления в стране и укрупнения бизнеса. Информационные технологии в этом движении являются неизменным попутчиком, а автоматизация распределенных, эффективно функционирующих структур – это как раз те проекты, которые всегда воспринимаются как challenge, с большим энтузиазмом профессиональными.

Р. КИОРСАК: Сегодняшний российский рынок системной интеграции похож на марафонский бег по осваиванию всевозможных бюджетов – на гонки, если хотите. ITкомпании делают ставку скорее на личности, индивидуальные связи менеджмента, чем на комплекс маркетинга. Мы считаем, что сегодня российский рынок IT на подъеме. Если взглянуть на отчеты IT-компаний, то можно проследить тенденцию роста выручки, рейтинги вселяют оптимизм. Государство существенно стимулирует рост российского IT-рынка.

Но посмотрим на реалии. Российский рынок системной интеграции, как и любой другой, растет за счет благоприятной конъюнктуры рынка сырьевых ресурсов, а не за счет совершенствования маркетинга его участников. Большинство CIO и интеграторов вообще не интересуют показатели эффективности инвестиций в IT. Основа мотивации  0; страх не получить бюджет в следующем году (а это, если хотите, потеря влияния в организации). CIO волнует размер бюдж етов, которыми они будут управлять, и сложность систем, которая подчеркнет важность и даст высокую стоимость на рынке специалистов по тем или иным системам гарантии вечной занятости. Экономическая необоснованность проектов не стимулирует к прозрачности результатов внедрения всевозможных систем, так как сразу будет понятно, что гигантские инвестиции оправданы только лишь размерами освоенных бюджетов. Такова ситуация сегодня. Что будет завтра?

IT-рынок будет развиваться в направлениях управленческого консалтинга в области оптимизации и реинжиниринга предприятия, проектирования и внедрения КИС, сетевой интеграции. Безусловно, будут проводиться регулярные «апгрейды» систем, IT-аутсорсинг. В силу пересмотра и уточнений ФЦП и ГЦП, рывок государственного сектора, по нашему мнению, будет в области ITконсалтинга, а именно в IT-аудите, в разработке или модернизации IT-стратегии.

Э. ХЕТЕЕВА: Сегодня в основном бизнесе оператора, а именно в предоставлении различных услуг, появляются серьезные интеграционные задачи. Не только услуг связи, но и всевозможных услуг, в которые технологии связи входят необходимой составной частью. Операторы связи, имея в своем распоряжении мощные инфраструктурные ресурсы, могут стать и уже становятся основой для ведения принципиально новых бизнесов. Именно там, в этих новых бизнесах, во взаимодействии их друг с другом и с традиционным телекоммуникационным бизнесом мы ожидаем большой объем интеграционной деятельности.

А. КАПАЕВ: Рынок системной интеграции будет развиваться в ближайшие 3–4 года довольно бурными темпами. Технологии развиваются в направлении унификации услуг связи, и все больше интеграционных решений будет востребовано. В этот период значительно ужесточится конкуренция. Затем можно прогнозировать замедление темпов роста телекоммуникационного рынка в целом, в связи с чем замедлится рост на рынке услуг системной интеграции.

И. КОЛПАКОВ: Состояние телекоммуникационного рынка в России зависит прежде всего от уровня жизни граждан – потенциальных абонентов и потребителей услуг. Уровень жизни определяется общей экономической обстановкой в стране, которая, к сожалению, привязана главным образом к ценам на энергоносители. Также многое зависит от государственной политики в области телекоммуникаций. Отсутствие полноценной законодательной базы и сильная зависимость операторов от произвола местных властей сдерживают развитие рынка.

Объективными же факторами являются два важных момента: технологическая отсталость многих телекоммуникационных сетей в стране или вообще их практическое отсутствие в некоторых регионах. Явная тенденция – к постоянному увеличению потребностей в объемах информационных и мультимедийных услуг и, соответственно, трафика, потребляемого не только корпоративными заказчиками, но и абонентами, получающими услуги у себя дома. Можно предположить, что в ближайшие 4–5 лет в регионах с достаточно высоким уровнем жизни в сетях новейшего поколения весь известный комплекс мультимедийных услуг будет полностью предоставляться домашнему абоненту по одному кабелю, при этом одна семья будет потреблять несколько десятков, а возможно, даже сотен гигабайт трафика ежемесячно.

Так что при благоприятной экономической обстановке в стране можно предположить значительное увеличение объемов и темпов роста рынка. Стоимость же работ по системной интеграции сильно зависит от конкурентной обстановки на рынке, и сегодня предсказать динамику этих цен нам кажется невозможным.

Ф. БИНДИГ, П. НОВИКОВ: Развитие рынка системной интеграции и комплексных решений в первую очередь затронет многопрофильные телекоммуникационные компании и операторов связи. Конечно, будет расти спрос на решения, оптимизирующие деятельность back-office и, как результат, повышающие достоверность информации относительно учета основных средств, ускоряющие оперативность принятия решений и сокращающие расходы на операционную деятельность. И гораздо скорее, чем можно ожидать, их внедрят