Распечатать

iOne

Дефект присутствия

18 ноября 2005

iOne 

Дефект присутствия

Корпоративные сетиПлетение корпоративных сетей -- такая же необходимая для любой компании деятельность, как покупка компьютерной техники и установка офисных приложений. Что входит сегодня в «джентльменский набор» коммуникационных услуг российского предприятия? Пришло ли время таких новомодных технологий, как IP-телефония, мобильный офис и видеоконференцсвязь, и как они приживаются на суровой российской почве? Об этом спорили собранные iOne за «круглым столом» члены независимого клуба ИТ-директоров 4CIO, представители телекоммуникационных вендоров и системных интеграторов.

По данным исследования iOne «ИТ на российских предприятиях: практика и перспективы», такие телекоммуникационные технологии, как СКС (структурированная кабельная система), используют 68\% российских предприятий, VPN (виртуальные корпоративные сети) -- 62\%, беспроводные сети WLAN -- 39\% (см. рисунок).

Использование телекоммуникационных технологийЭто как минимум. Потому что многие ИТ-директора отказывались от ответа, ссылаясь на конфиденциальность сведений о сетевой инфраструктуре своих компаний. Так, 35\% участников опроса заявили, что информация об используемых беспроводных технологиях не подлежит разглашению. И упрекнуть их в этом трудно: действительно, беспроводные сети считаются не очень хорошо защищенными от проникновения, и одно лишь знание о наличии таких сетей может привлечь нездоровый интерес к информационному пространству предприятия. Чтобы не создавать дополнительных рисков, некоторые компании просто запрещают использование этой технологии. Михаил Плисс, ИТ-директор концерна «Юнимилк»: «WLAN у нас запрещен. Я подписал распоряжение, чтобы ни одной беспроводной точки доступа в компании не было. Такой же запрет был в западной фирме, где я работал раньше. А во многих других западных компаниях запрещен не только беспроводной стандарт Wi-Fi, но и Bluetooth. Эти технологии представляют реальную угрозу для информационной безопасности».
В отношении других технологий такая секретность выглядит явно излишней, но участники дискуссии объясняют ее тем, что в крупных компаниях используется столько разных вариантов организации связи (в том числе в виде сервисов от телеком-операторов), что даже ИТ-директор не знает их все. Кроме того, для шифрования передаваемых по VPN данных должны использоваться сертифицированные алгоритмы (российские), в импортную же аппаратуру встроены алгоритмы импортные (несертифицированные). Имеет место также некоторая путаница в терминологии: так, далеко не все ИТ-руководители имеют четкое представление о том, что такое интегрированная IP-сеть. Некоторые считают, что это просто совокупность локальных сетей, объединенных выделенными каналами связи или через VPN. Тем не менее об использовании IP-сетей для передачи данных, речи и изображения сообщили 46\% ИТ-директоров, 27\% сослались на конфиденциальность этих сведений.

Формула IP-телефонии

На роль законодательницы мод на мировом рынке телекоммуникаций Россия явно не тянет. Но и плестись в хвосте тоже не собирается: российский бизнес не позволит. И дело тут не в моде. Если новая технология экономически оправдывает себя, компании ее внедряют. IP-телефония -- передача голосового трафика по интернетовскому протоколу -- в этом отношении не исключение. По мнению технического директора компании «АМТ-груп» Олега Табаровского, вопрос «внедрять или не внедрять IP-телефонию» через год-два отпадет. «В скором времени компании уже не смогут обходиться без IP-сетей,-- прогнозирует он.-- Не имея их, нельзя будет ни купить новое оборудование, ни модернизировать имеющееся. Волей-неволей всем придется менять свои привычки».
Распространение IP-телефонии в России сдерживает общий низкий уровень сетевой инфраструктуры. Количество широкополосных подключений к интернету, например, явно недостаточное. «Если компания базируется в Москве, все хорошо,-- говорит Михаил Плисс.-- Если у нее офисы еще в Петербурге и паре-тройке других крупных городов, тоже, как правило, особых проблем не возникает. Но у нас в холдинге, например, 22 завода и более 40 отделов продаж по стране. И тогда уже начинаются проблемы. Провайдеры в регионах за пределами средней полосы России не могут сделать ни одного нормального канала. Работать с ними невозможно».
Впрочем, преодоление инфраструктурной слабости -- вопрос времени. Примером тому может служить нынешняя ситуация с проникновением сотовой связи. То же самое, уверены системные интеграторы, произойдет и с корпоративными IP-коммуникациями.Сергей Купцов

Сергей Купцов, первый заместитель генерального директора NVision Group: «Когда будут построены мультисервисные сети MPLS, сомнения в востребованности IP-телефонии останутся в прошлом. Многие из нас уже не представляют свою жизнь без мобильных телефонов. То же будет и с IP-сетями». Поэтому если инвестиции в устаревшие технологии еще не сделаны, то компании, возможно, имеет смысл решиться на создание IP-сети. «В этом случае можно довольно быстро протянуть сеть, не выбрасывая километры ставшей ненужной телефонной „лапши”,-- аргументирует Михаил Плисс.-- Многие из моих знакомых ИТ-директоров внедрили в своих компаниях офисную IP-телефонию. Но немало и тех, кто не инвестирует в эту технологию, потому что уже закупили традиционные АТС и телефоны. Года через два они тоже начнут закупать только IP-оборудование. На IP перейдут все».
Пока же ИТ-директорам приходится считать, тщательно взвешивая все достоинства и недостатки новой технологии. «У нас 32 офиса в Москве,-- рассказывает Михаил Журютин, ИТ-директор компании „Инком-недвижимость”.-- Компания пользуется двумя каналами для передачи голоса -- IP и Frame Relay. IP-канал обходится нам вдвое дешевле. Но есть проблема: обеспечить нужное качество IP-трафика гораздо труднее. Впрочем, сейчас появилось достаточно много способов ее решения. Другое дело, что офисы нельзя соединять через интернет: он не обеспечивает никакой приоритезации по трафику. Поэтому все равно приходится использовать выделенные каналы. Зато с помощью IP-телефонии можно удешевить передачу данных».
У Анатолия Невмержицкого, начальника ИТ-департамента ГЦ Спецсвязи, свой резон для внедрения IP-телефонии: «Мне это выгодно, поскольку я вынужден содержать штат узких специалистов по серьезным станциям, которые используются для управления спецсвязью. Мы просчитывали и даже тестировали вариант с IP-телефонией. В пределах Москвы связь нормальная, но уже с Петербургом значительно хуже, пришлось там серьезно расширять канал. По нашим расчетам, при переходе во всей нашей структуре (более 70 управлений) на IP трафик нам будет обходиться в четыре раза дешевле, чем сейчас. Но качество связи, могу вам точно сказать, в IP-телефонии хуже, чем на старых отлаженных каналах».
Впрочем, как считает директор по развитию бизнеса Cisco Systems в России и СНГ Михаил Кристев, IP-телефония не обязательно ассоциируется с низким качеством связи: «Действительно, при неважной установке система IP-телефонии с „клиентом” на компьютере, а не на выделенном телефонном аппарате, порой может давать плохое качество. Поскольку оно зависит от того, какие приложения работают в данный момент на к омпьютере. Вот вы запустили Outlook, он синхронизируется с сервером -- и качество голоса у вас сразу же „п росело”».
Однако за качество IP-телефонии, сравнимое с качеством традиционной связи, приходится пока платить дороже: IP-телефон стоит в несколько раз больше обычного (даже цифрового) аппарата. С другой стороны, общая стоимость корпоративной сети определяется не только ценой пользовательских терминалов, но и стоимостью телефонной станции. А офисная АТС значительно дороже коммуникационного сервера. К тому же корпоративная IP-телефония надежнее обычной связи: переключение между основной и резервной IP-станциями происходит быстрее и проще, нежели вынужденный переход на запасную АТС. Так что все зависит от количества телефонов в компании.
«В обычной телефонии вся стоимость концентрируется в телефонной станции,-- объясняет эту арифметику Михаил Журютин.-- Допустим, обычный телефон стоит $15–20 плюс в среднем $30 на розетку. Цена IP-телефона -- $150. Для одного нашего офиса со 120 абонентами обычная телефония обошлась нам в $39 тыс. вместе с сетевой инфраструктурой, платой за интернет и электричество. Внедрение же IP-телефонии, по нашим подсчетам, стоило бы около $54 тыс. Таким образом, на 120 абонентах разница составляет $15 тыс. Точка пересечения -- 70 телефонов. Если в компании меньше 70 абонентов, то IP-телефония оказывается дешевле традиционной, если больше 70, то наоборот».
Есть еще один параметр для расчетов -- количество офисов распределенной компании. Самый оптимальный вариант для развертывания IP-телефонии, по мнению Олега Табаровского, когда организация имеет много офисов со сравнительно небольшим числом абонентов в них. В этом случае экономия очевидна: покупать дорогую АТС в каждый офис ради нескольких абонентов совершенно невыгодно. «В нашей практике мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда в удаленном офисе заказчика нужно установить два телефонных аппарата и связать их с общей корпоративной сетью. Для установки IP-телефонов ситуация идеальная»,-- соглашается Михаил Шестаков, начальник отдела системной экспертизы Race Communications.
В общем, корпоративная IP-телефония сейчас находится где-то на грани массовой рентабельности, и выбор «внедрять -- не внедрять» в каждом случае требует сугубо индивидуального подхода. «Я долго искал ответ на вопрос: окупается ли внедрение IP-телефонии,-- философски замечает Михаил Журютин.-- Прочитал на эту тему все, что смог найти. Мои поиски подытожила фраза, на которую я наткнулся в одной из статей: „В конце концов IP-телефония должна окупиться”».
Похоже, так оно и есть. Принимая решение, нужно не только считать сегодняшние затраты и последующую экономию. Даже если число абонентов в компании превышает цифру 70, это еще не значит, что нужно отказываться от идеи перехода на IP-телефонию. Поскольку IP -- это не только очевидная экономия на междугородных звонках, но и новые сервисы. Михаил Шестаков: «Следующий момент, который хочется реализовать после перевода голоса в IP-сеть, это создать корпоративную телефонную сеть, распределенную по стране, с единым номерным пространством и набором коммуникационных функций». То есть IP -- это технология на перспективу, задел на будущее. Именно так рассуждала Любовь Перепелицына, начальник управления ИТ «Объединенной металлургической компании», когда в московском офисе управляющей компании холдинга было решено внедрить интегрированную IP-сеть на 450 абонентов: «До этого своей связи у нас не было, все арендовали у местного провайдера и платили за трафик и отдельно за каждое новое подключение. Тарифы на междугородные звонки были очень высокими. Возможно, дешевле было бы установить офисную АТС, но мы решили, что нашей компании нужны сервисы, которые обеспечивают современные технологии. К тому же расчеты показали, что благодаря междугородным звонкам проект окупится в течение года. На самом деле это произойдет еще быстрее».

Культурные нюансы

Мато Петрушич из Avaya считает, что скорость проникновения новых телекоммуникационных технологий во многом определяется традициями и особенностями сложившейся бизнес-культуры в стране (см. интервью с ним). Востребованы ли в российских компаниях такие вещи, как видеоконференцсвязь (ВКС), мобильный офис, удаленная работа на дому? Готовы ли психологически сотрудники и руководители компаний к новым формам работы и взаимодействия?
«Все сильно зависит от корпоративной культуры,-- замечает ИТ-директор компании „Пилот МС” Александр Жилин.-- Бывают вопросы, которые люди не захотят обсуждать ни по какой видеоконференцсвязи. Многим руководителям нужно видеть своих сотрудников вживую. Они считают, что так управлять коллективом эффективнее. Другое дело, если работа сотрудника формализована, как, например, в случае с программистом, тогда ему можно дать ТЗ и позволить дополнительно работать дома. То же самое касается технических служб, таких как Help Desk. Они вполне могут решать проблемы пользователей удаленно».
Именно в таком режиме работают подчиненные Любови Перепелицыной: «Наша корпоративная информационная система и само предприятие работают круглосуточно. Держать в офисе весь технический персонал, который консультирует пользователей системы, круглые сутки очень накладно. Поэтому мы используем возможность удаленного доступа для системных администраторов. Позвонить, зайти в корпоративную систему, посмотреть, какую ошибку совершил пользователь, и дать ему консультацию сисадмин вполне может из дома. Топ-менеджеры у нас технически грамотные -- все работают удаленно. Было бы здорово обеспечить такую возможность и рядовым пользователям, но это уже упирается в проблемы с широкополосным доступом».
Работать из дома через VPN имеют возможность и сотрудники «Пивоварен Ивана Таранова». «Но,-- оговаривается ИТ-директор ПИТа Михаил Михайлов,-- откровенно говоря, этой возможностью пользуются главным образом топ-менеджеры. И востребован ими в основном удаленный доступ к электронной почте. Рядовые сотрудники в принципе могут не поехать в офис и поработать из дома, но в компании это не приветствуется. Что касается мобильных коммуникационных устройств, то с ними бегают половина офиса -- и все всегда на коротком поводке. Это довольно удобно».
Возможность удаленной работы, как правило, приходится ко двору в тех организациях, где офисные площади ограничены, а штат «свободных» агентов велик. Типичный пример -- консалтинговые и риэлтерские компании. «Работающие у нас агенты -- довольно обособленные единицы,-- рассказывает Михаил Журютин.-- Их ноги кормят, и сидеть им в офисе необязательно. В перспективе мы обеспечим им доступ к базе данных компании через интернет. И офис им вообще будет не нужен». В других же отраслях мобильный офис противопоказан. Михаил Плисс: «У меня все наоборот. У нас служба безопасности следит за тем, чтобы сотрудники надолго не отлучались с рабочего места, и штрафует за прогулы. Рабочим на производстве мобильность не нужна, они должны стоять у станка или конвейера. Другое дело -- менеджеры. Мы покупаем для них много ноутбуков. Есть мировая статистика: с ноутбуком человек работает на 14–30\% больше. Хотя ноутбук дороже настольного ПК, для владельцев компании такие инвестиции выгодны».
Но работать на дому зачастую отказываются сами сотрудники. Человеку комфортнее, когда работа и домашний очаг отделены друг от друга. Если грань между ними стирается, люди испытывают дополнительный стресс. Далеко не все в состоянии работать дома, хотя многие, безусловно, этого хотят. Но когда они, перейдя на удаленный режим работы, забывают, как выглядит солнце в небе, то просятся обратно в офис, трудиться с 09.00 до 18.00. «В жизни нашей компании был период, когда не хватало офисных площадей,-- вспоминает Олег Табаровский.-- И вот что любопытно: половина сотрудников, которым предложили работать дома, отказались от этого. „Я не могу работать дома эффективно, у меня нет условий для полноценной работы”, говорили они».
Одна ко для организации полноценной удаленной работы нужен качественный широкополосный доступ в интернет. А с этим пробле мы. «Два года назад даже между Москвой и Петербургом качество связи было невысоким, не говоря уже о других городах,-- говорит Александр Жилин.-- Наша компания пока не готова сделать своих сотрудников мобильными. Мы придем к этому постепенно, года через два-три. Ведь ИТ-служба отвечает за качество ведения бизнеса, и ронять его нельзя».
Сотрудники российских представительств крупных западных компаний, культура которых имеет сильный уклон в мобильность, быстро привыкают к таким условиям работы. «У каждого сотрудника Cisco дома есть широкополосный доступ, и работать можно точно так же, как в офисе,-- говорит Михаил Кристев.-- Одно из преимуществ IP-телефонии состоит как раз в мобильности: на ноутбук можно получить свой офисный номер, и дома ли я, в командировке в другом городе или стране, в аэропорту, где есть беспроводной доступ, создается полный эффект моего присутствия на работе. Повышение продуктивности такой работы величайшее».

«Разрешите сесть?»

Что касается видеоконференцсвязи, то эта технология в российских организациях приживается вполне успешно. Проекты по ВКС реализуются в министерствах и ведомствах, у операторов мобильной и проводной связи, на оборонных заводах и других предприятиях. Все потому, что заказчиками выступают, как правило, топ-менеджеры. «Для них, естественно, покупаются и монтируются дорогие терминалы,-- комментирует Олег Табаровский.-- Но часто бывает так, что после появления в компании ВКС начальник изъявляет желание, чтобы его подчиненные тоже пользовались такой связью. Есть уже достаточно дешевые решения для ПК с web-камерами, и так -- сверху вниз по иерархической лестнице -- ВКС все глубже проникает в компанию».
Конечно, в некоторых организациях культура общения такова, что видеоконференции там не принимаются, хотя эта технология дает весьма существенную экономию на командировках, а главное -- она экономит рабочее время людей, разделенных расстояниями. Порой же ВКС наоборот очень органично вписывается в стиль российского менеджмента. Характерную историю рассказал Михаил Плисс. Топ-менеджер одного из операторов мобильной связи, назначенный ответственным за крупный макрорегион, пришел в новый кабинет, где установлена система ВКС. На 10 часов утра у него назначено совещание с региональными менеджерами. Экран ВКС поделен на девять квадратов, в каждом -- один из подчиненных. Все начинают по очереди отчитываться о продажах. В одном квадратике менеджер, бывший военный, заканчивает свой отчет и по-уставному спрашивает: «Разрешите сесть?» Оказывается, он отчитывался, стоя перед своим экраном.