Распечатать

Коммерсант № 168, 2005

КЛЮЧ НА СПАД

8 сентября 2005

Коммерсант № 168, 2005


Российская индустрия высоких технологий уже не первый год вызывает восхищение зарубежных экспертов. Для них "русский программист" звучит почти так же, как "швейцарский часовщик" или "повар-китаец". На Билл Гейтсфоне IT-рынка США и Европы, растущего на 6\% в год, российская IT-отрасль с оборотом почти $20 млрд и темпами роста 15-20\% в год действительно выглядит впечатляюще. Однако российские участники IT-рынка пессимистично смотрят на перспективы отрасли. Развивать бизнес им мешают снижение рентабельности IT-бизнеса, пиратство, а также невосприимчивость IT-компаний и их клиентов к новым технологиям.

Русский след

  В обороте мирового IT-рынка, составляющем $900 млрд в год, на долю России приходится всего одна сотая, однако о "русских программистах" его участники говорят постоянно: "У них хорошее образование, они креативны, их услуги стоят дешевле, чем европейцев, американцев и даже индусов". Их "следы" обнаруживаются в большинстве всемирно известных IT-проектов – от создания крупнейших транснациональных поисковых систем в интернете и суперпопулярных игр до разрушительных вирусов. Несмотря на то что в Индии и Китае программистов несоизмеримо больше, чем в России, и экспортируют эти страны IT-продуктов гораздо больше, чем Россия, такой харизмы, как у "русских программистов", у них нет.
  Впрочем, интерес зарубежных инвесторов и аналитиков к российской IT-индустрии подогревают вовсе не мифы о российских хакерах. Участниками IT-рынка традиционно считаются поставщики и сборщики компьютерного и телекоммуникационного оборудования, разработчики софта, создатели корпоративных информационных систем. Как отмечают эксперты, сейчас в России бизнес этих компаний стремительно набирает оборот. На фоне мирового рынка высоких технологий, темпы роста которого не превышают 6\% в год, российская IT-отрасль смотрится весьма выигрышно. По данным исследовательской компании IDC, в 2004 году российский IT-рынок вырос на 30,3\%, а в этом вырастет на 22,1\%. Для сравнения: по оценкам IDC, средний рост IT-рынка в регионе EMEA (Европа, Африка и Ближний Восток) в прошлом году составил 22,7\%, а в этом не превысит 16,7\%. По данным компании J`Son & Partners, в 2004 году объем российского IT-рынка составил $19,9 млрд – по прогнозам, в следующем он достигнет $23,1 млрд.
  Такие показатели делают российскую отрасль все более привлекательной для инвесторов с Запада и Востока. Участники рынка говорят, что 2005 год смело можно назвать годом иностранных инвестиций в российскую IT-индустрию. Иностранцы в этом году приобретали доли в российских высокотехнологичных компаниях интенсивно, как никогда. В апреле американский холдинг Ener1 Group за $10 млн выкупил компанию–производителя компьютерных игр Nival Interactive у ее основателя Сергея Орловского. Участники рынка тогда отметили, что ранее никто никогда не платил таких денег за российскую софтверную компанию. В июне холдинг Rambler Media Group, занимающийся оказанием информационных услуг, разместил за $40 млн 26\% своих акций на Лондонской фондовой бирже. А в середине июля стало известно, что торгово-инвестиционный холдинг Sumitomo Corp. выкупил у холдинга SPN крупный пакет акций провайдера контента для мобильных телефонов Revcom – сумма сделки составила чуть меньше $10 млн.

Конец железного века

  Между тем участники российского IT-рынка смотрят на его перспективы гораздо более пессимистично, нежели аналитики. По мнению многих из них, этот рынок стоит на пороге структурного кризиса, даже стагнации. "Компаний, занимающихся внедрениями IT-технологий, становится все больше, они демпингуют. При этом видно, что платежеспособный спрос на их услуги снижается – большинство крупных и средних российских компаний уже завершили первый этап автоматизации: купили компьютеры, программы к ним, объединили их в сети,– говорит глава системного интегратора Race Communications Леонид Лопатин.– Такие услуги пользуются все меньшим и меньшим спросом. Ситуация в России в традиционных сегментах рынка системной интеграции – на рынке оборудования и строительства сетей – во многом напоминает преддверие мирового IT-кризиса 2000 года: тогда рынок также оказался перенасыщен высокотехнологичным оборудованием и услугами".
  Аналитики признают: российский IT-рынок уже сейчас имеет тенденцию к снижению темпов роста. "В 2002-2003 годах он рос больше чем на 30\% в год. В ближайшие два-три года темпы роста, по нашим оценкам, составят 20-25\%. После 2007 года темпы роста составят менее 20\%",– отмечает Сергей Горбунцов из J`Son & Partners.
  Вместе с темпами роста снижается и рентабельность IT-компаний. "В конце 90-х рентабельность создания корпоративных информационных систем составляла до 50\%. Реализовав три несложных по нынешним меркам проекта в месяц, можно было спокойно существовать,– рассказал Ъ топ-менеджер одного из небольших московских системных интеграторов.– Сейчас, в связи с ростом требований заказчиков, усилением конкуренции на рынке приходится делать меньше проектов и получать за это прежние деньги. В итоге рентабельность бизнеса сейчас не более 10-15\% в год".
  Эксперты отмечают, что в сложившейся ситуации во многом виноваты сами IT-компании. Сделав в начале 90-х бизнес на перепродаже компьютеров и комплектующих, строительстве примитивных сетей, они до сих пор не смогли перестроить бизнес-стратегию. В результате на рынке возник "провал". Услуги конца 90-х годов серьезных клиентов уже не интересуют, а новые, такие, к примеру, как создание сложных корпоративных систем управления бизнесом, сами IT-компании зачастую предоставить или не могут, или не хотят.
  "Российский рынок высоких технологий демонстрирует свою негибкость. Многие его участники, зарабатывающие на перепродаже компьютерного 'железа', не понимают, что теперь серьезным клиентам нужно нечто другое,– говорит глава компании Sputnik Labs Кирилл Булгаков.– Сейчас востребованы проекты систем управления бизнес-процессами (ERP), системы управления клиентскими отношениями (CRM), причем актуальными являются те из них, чьи цели выравнены с целями бизнеса заказчика в среднесрочной перспективе. Это, в отличие от отверточной сборки компьютеров, требует более серьезной работы, квалифицированного консалтинга на стыке IT и задач управления. А профессионалов в этом деле в России крайне мало. Это зачастую приводит к провалам подобных проектов и бесполезной трате ресурсов заказчиков".

Державные технологии
  По мнению участников IT-рынка, предотвратить намечающуюся стагнацию должно государство. В нем в первую очередь видят главного покупателя своих услуг крупные системные интеграторы; от него ждут либерализации налогообложения для IT-компаний и прямой инвестиционной поддержки. Кроме того, IT-эксперты говорят о необходимости усиления госрегулирования отрасли.
  Государство IT-менеджеров понимает. Концепция развития рынка информационных технологий в России, разработанная Мининформсвязи в прошлом году, предполагает множество нововведений для российских IT-компаний. Это и создание технопарков – специализированных "резерваций" для программистов и других участников высокотехнологичного рынка, в которых компании, пользующиеся налоговыми льготами, будут быстро развивать свой бизнес. Это и государственный венчурный фонд, из которого будут финансироваться перспективные IT-компании. По расчетам Мининформсвязи, государственные затраты на реализацию всех мероприятий концепции за шесть лет не превысят 10,4 млрд руб., а доход от них за вычетом всех потерь составит не менее 110 млрд руб. При этом Россия войдет в тройку лид еров на мировом рынке экспорта IT-услуг с объемом $3 млрд в 2010 году, а объем самого IT-рынка составит $40 млрд.
  Строительство технопарков и либерализация налогового климата для IT-компаний – вопрос будущего, пусть и ближайшего. Гораздо лучше дело пока обстоит с крупными заказами. Роберт Фариш из IDC отмечает, что сейчас "государственные структуры – крупнейший потребитель продукции IT в стране и объемы их закупок напрямую определяют состояние рынка". Размеры госзаказов сейчас измеряются сотнями миллионов и даже миллиардами долларов. К примеру, информационная система, которую сейчас создает для федерального казначейства компания РТКомм.ру, обойдется бюджету в $140 млн. В начале осени прошлого года Министерство финансов объявило тендер на поставку ERP-системы на $128 млн. Это всего треть контракта, большая его часть достанется системным интеграторам, которые будут внедрять ERP-систему и поставлять оборудование для ее работы. А весь контракт Минфина оценивается участниками рынка примерно в $0,5-0,6 млрд. А, например, бюджет программы по введению в России биометрических паспортов, принятой весной этого года, по предварительным оценкам, составит $0,5-1 млрд.
  Однако, по мнению некоторых участников рынка, вмешательство государства в деятельность IT-отрасли не должно ограничиваться. IT-менеджеры говорят: надзорные органы должны регулировать отношения между самими компаниями.
  "Одна из главных проблем IT-компаний, как ни странно, заключается в том, что их бизнес практически никак не регулируется. Отсутствие системы сертификации, признаваемой игроками рынка, зачастую пагубно сказывается на бизнесе компаний,– отмечает Кирилл Булгаков из Sputnik Labs.– Культура производства в IT в России низка по сравнению с западной. К примеру, компания может достаточно просто получить тот или иной сертификат качества, вплоть до ISO 9001. И это несет убытки потребителям. Представьте себе: скачали вы, к примеру, игру на сотовый телефон, заплатили $2-3 – а приложение не запускается. Мне кажется, в этой ситуации стандарты качества могли бы быть выработаны участниками рынка при участии государства, причем очень аккуратном. Обязаловкой для всех это быть, конечно, не должно. Однако, на мой взгляд, компании, следующие государственным стандартам, будут пользоваться большим доверием".
  "Стандартизация – одна из главных проблем российского рынка высоких технологий. Впрочем, не только российского. В России отсутствуют единые стандарты, протоколы и правила при внедрении информационных систем, позволяющие обеспечить их совместимость,– считает заместитель генерального директора по маркетингу компании NVision Group Сергей Головин.– Многие компании и не хотят приходить к общей стандартизации из-за соображений конкуренции. В итоге на уровне госструктур и крупных компаний зачастую создаются информационные системы, которые просто не могут взаимодействовать друг с другом. В частности, такие 'нестандартные' решения, которые поставлялись разным ведомствам разными компаниями, во многом снизили эффективность программы 'Электронная Россия'. Тут нужны определенные регулирующие меры со стороны государства".
  В Мининформсвязи РФ мнение участников рынка в целом поддерживают, но при этом настороженно относятся к идеям участников рынка о регулировании IT-отрасли. "Гармонизация российских отраслевых стандартов с мировыми – важный вопрос развития IT-отрасли,– отмечает директор департамента стратегии построения информационного общества Мининформсвязи Олег Бяхов.– Но следует помнить, что репрессивные меры и насильственный ввод ГОСТов идут вразрез с общей тенденцией к уменьшению вмешательства государства в экономику. Предписывать, какую технологию какая компания должна использовать, было бы неразумно, тем более на IT-рынке, где смена технологий происходит очень быстро... Сейчас в стадии подготовки находится новая редакция закона 'Об информации, информатизации и защите информации' – он должен дать ответы на многие вопросы участников рынка".

ВАЛЕРИЙ КОДАЧИГОВ